Главная | Северная Корея | Ядерная программа | Северная Корея как ядерная держава

Северная Корея как ядерная держава

Размер шрифта: Decrease font Enlarge font

Итак, в мире стало еще одной ядерной державой больше. Впрочем, уверенным в этом быть никак нельзя: хотя 10 февраля Пхеньян и заявил, что в его распоряжении имеется ядерное оружие, большинство иностранных наблюдателей отнеслись к его словам более чем скептически.

    Итак, в мире стало еще одной ядерной державой больше. Впрочем, уверенным в этом быть никак нельзя: хотя 10 февраля Пхеньян и заявил, что в его распоряжении имеется ядерное оружие, большинство иностранных наблюдателей отнеслись к его словам более чем скептически.
   
Однако "декларация 10 февраля" заставляет нас задуматься: а что, если Пхеньян действительно обзаведется ядерным оружием (или уже обзавелся им)? В Северной Корее есть плутоний для 5-7 ядерных зарядов, есть хорошие специалисты-ядерщики и необходимое оборудование. Уже более 15 лет многие специалисты считают, что в Северной Корее есть ядерное оружие. Что если через несколько месяцев или несколько лет мы узнаем, что в Северной Корее прошли удачные ядерные испытания? Что сможет в таком случае сделать мир и, в первую очередь, Запад?
   
До самого последнего времени недостатка в официальных угрозах и суровых предупреждениях в адрес Пхеньяна не наблюдалось. В мае 2003 года президент Южной Кореи Но Му Хён и президент США Джордж Буш, подписали официальную декларацию, в которой объяснили свои позиции по поводу северокорейского ядерного кризиса. Они выразили "серьезное беспокойство" программами создания ядерного оружия в Северной Корее, и заявили, что "не потерпят создания ядерного оружия в Северной Корее". Примерно в таком же духе неоднократно высказывались и лидеры других государств, в том числе и премьер-министр Япо-нии Коидзуми.
   
Однако возникает один естественный вопрос - что в данном случае конкретно означают слова "не потерпят"? Означает ли это, что, узнав о ядерных испытаниях на Севере, президент Ро, как верховный главнокомандующий южнокорейской армией, отдаст своим войскам приказ перейти границу? Означает ли это готовность атаковать хотя бы ядерные объекты, используя для этого авиацию и силы спецназначения? Означает ли это, наконец, морскую и воздушную блокаду КНДР?
   
Для любого человека, знакомого с реалиями политической ситуации на Корейском полуострове, очевидно, что ответ на все эти вопросы может быть только отрицательным. Сеул в нынешней ситуации не пойдет ни на вторжение, ни на ограниченные военные операции, ни даже на блокаду. Более того, Южная Корея сделает все, от нее зависящее, чтобы подобные меры не были приняты и Соединенными Штатами. Эта позиция, как мы увидим далее, является вполне обоснованной и понятной. Однако она делает все жесткие заявления дипломатов совершенно бессмысленными. Все разговоры о том, что "мир не потерпит создания в Северной Корее ядерного оружия" обречены оставаться пустыми разговорами.
   
Если Северная Корея решит стать ядерной державой, она это сделает, и предотвратить такой поворот событий нельзя.
   
Масштабное военное вторжение в КНДР немыслимо, и подобный план едва ли рассматривается всерьез. Даже если такое вторжение и окончится победой, в ходе кампании войска США и их союзников понесут тяжелейшие потери. Вдобавок, именно в этой ситуации нельзя исключать и реального применения ядерного оружия - вероятнее всего, против Сеула. Кроме того, мы можем быть уверены в том, что Сеул не примет участия в подобной кампании, а без прямой поддержки Южной Кореи любое вторжение на Север обречено. Большинство южных корейцев молодого и среднего возраста не хотят войны и пребывают в наивной уверенности, что Пхеньян никогда не использует ядерного оружия против своих "братьев-корейцев", поэтому они никогда не одобрят наступления на Север. Южнокорейское правительство, возможно, меньше подвержено иллюзиям, но и для него потенциальная возможность северокорейского нападения в отдаленном будущем не представляется угрозой достаточно серьезной для того, чтобы начинать из-за нее разрушительную войну.
   
Другим вариантом являются точечные удары по ядерным объектам на Севере - благо их координаты давно и хорошо известны. Однако подобные операции уже не имеют смысла. Собранные ядерные заряды наверняка укрыты в одном из бесчисленных подземных хранилищ, возведение которых было любимым времяпрепровождением северокорейских стройбатовцев в последние полвека. Северная Корея - это страна подземных сооружений, и найти ядерные боезаряды в одном из тысяч бункеров будет практически невозможно. Поэтому уничтожение исследовательских объектов - того же центра в Ёнбёне - никак не подорвет ядерный потенциал КНДР. Скорее, наоборот, сам факт атаки будет воспринят населением Севера как подтверждение справедливости утверждений северокорейской пропаганды, которая всегда рассказывала о коварстве империалистов и их агрессивных планах.
    Третьим широко обсуждающимся вариантом является морская блокада. Нельзя исключать, что именно к этому варианту склонится военное руководство США и их союзников - ведь американским избирателям необходимо будет показать, что на северокорейский ядерный вызов был все-таки дан какой-то ответ. Как политический жест морская блокада вполне подходит, однако реальное влияние на ситуацию она едва ли окажет. Северная Корея практически не имеет морского флота, и основные международные перевозки производятся сушей, по железной дороге. Поэтому блокада не будет иметь никакого смысла, если к ней не присоединятся Китай и Россия - страны, через территории которых и идет почти вся северокорейская внешняя торговля. Ни Китай, ни Россия не хотят видеть Северную Корею ядерной, но они также не хотят и падения северокорейского режима. Поэтому (а также по ряду других причин) трудно ожидать, что эти страны присоединятся к блокаде, а без их участия блокада превратится в чисто символические упражнения, направленные на успокоение американских избирателей.
   
Эффективность экономических санкций также вызывает большое сомнение. В нормальной ситуации санкции являются средством оказать на правительство непрямое давление, используя в качестве инструмента население подвергнувшейся санкциям страны. Введение санкций осложняет экономическую ситуацию и ведет к снижению жизненного уровня населения. Недовольное население начинает оказывать давление на свое правительство, требуя отказаться от той политики, которая вызвала международные санкции (как вариант: недовольные просто свергают правительство). Однако такой поворот событий возможен только в тех странах, в которых у населения есть хоть какие-то средства воздействия на власть. В Северной Корее таких средств у народа нет. Ухудшение экономического положения приведет к новым голодным смертям, но правящая элита едва ли заметит эти смерти. В конце концов, за последнее десятилетие власти Северной Кореи спокойно пожертвовали примерно миллионом жизней своих соотечественников, которые умерли от голода в 1996-1999 гг. Открытое восстание в Корее попрежнему немыслимо - несмотря на либерализацию последних лет, контроль за населением остается очень сильным. Жесткий полицейский контроль в сочетании с полным отсутствием обратной связи между управляющими и управляемыми означает, что КНДР практически нечувствительна к экономическим санкциям. 
    Так что единственным ответом на ядерный гриб, который может вскоре подняться где-ни-будь над плоскогорьем Чанбэк, станет поток обычной дипломатической демагогии. Однако процессы, происходящие в самом северокорейском обществе, дают основания для оптимизма. Как показал советский опыт, ядерные бомбы не спасают от общественных кризисов, и не в состоянии остановить постепенный распад неэффективной общественной системы...

Андрей ЛАНЬКОВ

Добавить в: Add to your del.icio.us del.icio.us | Digg this story Digg

Subscribe to comments feed Комментарии (0 комментариев):

всего: | отображающихся:

Оставьте комментарий comment

Пожалуйста, введите код, который Вы видите на картинке:

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Plain text Текст
Теги
Теги для этой статьи отсутствуют
Оцените статью
0