Главная | Северная Корея | Книжные новинки: «Здравствуйте, я – Ким Чжоннам»

Книжные новинки: «Здравствуйте, я – Ким Чжоннам»

Размер шрифта: Decrease font Enlarge font
image Японское издание книги о Ким Чжоннаме

В январе в северокорееведении случилась сенсация. В Японии вышла в свет книга «Мой отец Ким Чжонъиль и я». В феврале появился и корейский ее перевод под названием «Здравствуйте, я – Ким Чжоннам».

Книга в основном состоит из интервью и писем Ким Чжоннама [Ким Чен Нама] – старшего сына покойного Ким Чжонъиля [Ким Чен Ира] и, соответственно, брата нынешнего северокорейского Высшего Руководителя Ким Чжонына [Ким Чен Ына] (впрочем, братья они только по отцу и, насколько известно, ни разу не встречались).

На протяжении последнего десятилетия (особенно после 2010 г.) некоторые детали поведения Ким Чжоннама вызывали недоумение у тех, кто отслеживал ситуацию в северокорейском правящем семействе и вокруг него. В отличие от остальных членов правящего семейства Ким Чжоннам не избегал контактов с иностранными корреспондентами – японскими, французскими и даже иногда южнокорейскими – если тем удавалось перехватить его за границей, где-нибудь в аэропорту или в отеле. Такое общение обычно длилось недолго и по большей части состояло из обмена добродушными шутками, но в некоторых случаях Ким Чжоннам позволял себе достаточно откровенные и критические высказывания. С течением времени как частота подобных встреч, так и радикальность (впрочем, весьма относительная) заявлений Ким Чжоннама возрастала, и вот, наконец, появилась на свет эта книга.

Автором книги является японский журналист, корреспондент газеты «Токио симбун» Ёдзи Гоми, который случайно встретился с Ким Чжоннамом в пекинском аэропорту осенью 2004 года и обменялся с ним приветствиями. При встрече он передал Ким Чжоннаму свою визитную карточку – нисколько не рассчитывая на результат. К его удивлению, вскоре Ёдзи Гоми обнаружил в своем компьютере письмо, написанное Ким Чжоннамом. С этого момента и началась их переписка, которая с перерывами продолжалась семь лет.

Таким образом, в 2004 году Ким Чжоннам пошел на контакт с иностранной прессой по своей инициативе. Конечно, можно заподозрить, что Ёдзи Гоми в данном случае чего-то недоговаривает. Однако склонность Ким Чжоннама не избегать контактов с журналистами подтверждается и другими источниками. Более того, известно, что в 2004 г. письма от Ким Чжоннама получил не только Гоми, но и все остальные журналисты, которые передали Ким Чжоннаму свои визитки в аэропорту (однако, насколько известно, переписка стала систематической только в случае с Гоми).

Именно эта переписка (около 150 писем, написанных обоими участниками), а также продолжительное интервью, которое в январе 2011 года Ким Чжоннам дал Ёдзи Гоми в Макао (интервью было тогда опубликовано в «Токио симбун») и стали основой текста книги. В письмах и интервью с немалой откровенностью обсуждались вопросы северокорейской политики. Впрочем, надо отметить, что эта откровенность имеет свои пределы: в частности, Ким Чжоннам избегал отвечать на вопросы, связанные с правящей семьей и с принятием тех или иных конкретных политических решений.

Надо сказать, что та картина, которая становится ясна из книги, в общем, не является сюрпризом для информированных наблюдателей, многие из которых примерно так и представляли себе ситуацию в высшем северокорейском руководстве. Тем не менее, дополнительное подтверждение, поступившее из самых недр северокорейской правящей семьи, интересно само по себе.

Следует, конечно, объяснить, кто такой Ким Чжоннам и какое место он занимает в северокорейской правящей структуре. Покойный Ким Чжонъиль – второй правитель династии Кимов – отличался немалой склонностью к женскому полу и имел детей от многих женщин. С конца 1960-х годов на протяжении нескольких лет Ким Чжонъиль жил с популярной киноактрисой Сон Херим. Именно она и стала матерью Ким Чжоннама, который родился в 1970 году. Через несколько лет после этого Ким Чжонъиль и Сон Херим расстались. Сон Херим впала в тяжелейшую депрессию, лечиться от которой её отправили в Москву, где она и провела последние годы своей жизни (она умерла в Москве в 2002 году). Ким Чжонъиль тем временем сошёлся с красавицей-танцовщицей Ко Ёнхи, которая родила ему двоих сыновей, младшим из которых является нынешний правитель Кореи, Высший Руководитель Генерал Ким Чжонын.

Ким Чжоннам был отправлен учиться в Швейцарию (обучение детей в Западной Европе к концу восьмидесятых стало твёрдой традицией в северокорейском правящем семействе). По окончании средней школы он вернулся в КНДР и некоторое время вёл, как говорили в былые времена, «рассеянный образ жизни» в Пхеньяне. С середины 1990-х он обосновался в Китае, а около 2000 года перебрался в Макао, где и живет в настоящее время.

В Макао Ким Чжоннам ведёт жизнь обеспеченного бизнесмена, хотя источники его немалых доходов остаются неизвестными. Показательно, кстати, что и во время бесед с Ёдзи Гоми Ким Чжоннам уходил от ответов на вопросы, связанные с источниками его доходов. Принято считать, что Ким Чжоннам является своего рода финансовым управляющим правящего семейства – именно через Макао на протяжении десятилетий вели свои международные дела северокорейские банки и внешнеторговые фирмы. Впрочем, излишняя откровенность, проявленная Ким Чжоннамом в общении с иностранными СМИ, заставляет несколько усомниться в этом предположении: финансисты диктаторских режимов обычно ведут себя менее вызывающе. Кстати, из книги видно, что некоторые высказывания Ким Чжоннама создали для него проблемы (хотя появившиеся в прессе сообщения о том, что он, дескать, бедствует, не подтвердились впоследствии).

Главная тема, неоднократно поднимавшаяся и в переписке, и в интервью – это, конечно, вопрос о возможности (или же, соответственно, невозможности) проведения в КНДР социально-экономических реформ китайского типа. Этот вопрос давно волнует всех тех, кто так или иначе связан с Северной Кореей. Существует мнение о том, что проведение в Северной Корее реформ китайского образца приведёт к существенному улучшению экономической ситуации, началу быстрого экономического роста и решению всех основных проблем страны. Вот уже четверть века многие наблюдатели и политики ожидают, что северокорейское руководство начнет долгожданные реформы в самое ближайшее время.

Однако пока все эти ожидания оказываются тщетными, и это, в общем, не случайно. Скептики – включая и автора этих строк – указывают на то, что в условиях Северной Кореи, которая является разделенной страной, попытка проведения реформ китайского образца может стать политическим самоубийством. Результатом таких реформ станет стремительное распространение сведений о южнокорейском процветании, ослабление страха перед властями, а в итоге – потеря внутриполитической стабильности и объединение страны с Югом на южнокорейских условиях. В общем, поскольку попытка реформ может привести к повторению на корейской земле германского сценария 1989-1991 годов, северокорейское руководство, понимая все экономические плюсы реформ, вовсе не стремится к их проведению.

Высказывания Ким Чжоннама по вопросу реформ несколько противоречивы, но в целом подтверждают правоту скептиков. Ким Чжоннам признал, что реформы, безусловно, являются решением северокорейских экономических проблем и единственным способом радикально улучшить благосостояние народа. В некоторых случаях Ким Чжоннам даже прямо говорит, что северокорейское руководство должно провести реформы китайского образца, а один раз, обращаясь во время интервью через газету к своему брату (на тот момент ещё наследнику престола, а в настоящее время – правителю страны), он напрямую попросил брата начать реформы.

Впрочем, всё не так однозначно. Часто Ким Чжоннам говорит о реформах в совсем ином тоне и подчеркивает, что проведение реформ в северокорейских условиях является чрезвычайно рискованным делом по политическим причинам.

Ким Чжоннам высказывает опасения по поводу того, что в той специфической ситуации, в которой находится Северная Корея, реформы могут привести к политической дестабилизации. По крайней мере, так, по его мнению, думают многие руководители Северной Кореи (да и он сам – как минимум, временами). Во время интервью в январе 2011 года он сказал: «Я лично полагаю, что экономическая реформа и открытость являются лучшим способом для того, чтобы сделать жизнь северокорейского народа зажиточной. [Однако] с учётом специфики Северной Кореи есть опасения, что экономическая реформа и открытость приведут там к падению нынешнего строя». Несколько позднее в том же интервью он возвращается к вопросу о реформах китайского типа: «[Северокорейское руководство] столкнулось с дилеммой. Хотя совершенно ясно, что без реформ экономика страны обанкротится, реформы чреваты угрозой падения существующего строя».

В другом месте, обсуждая в переписке с Ёдзи Гоми те проблемы с электричеством, которые возникли в Японии после аварии на АЭС в Фукусиме, Ким Чжоннам подчёркивает, что эти проблемы не следует ставить на одну доску со сходными проблемами в Северной Корее. Нехватка электричества в КНДР вызвана не случайными причинами, а отражает куда более глубокие проблемы: «Северная Корея испытывает трудности с электричеством потому, что продолжают обостряться системные проблемы экономики».

Откровеннее выразиться трудно – впрочем, в этих заявлениях нет ничего совсем уж неожиданного. Как уже говорилось выше, многие из специалистов по северокорейской политике уже давно считают, что северокорейское руководство видит ситуацию именно таким образом – и, главное, имеет для такого видения все основания.

По словам Ким Чжоннама, северокорейское руководство уже неоднократно обсуждало возможность проведения реформ. С 2006 года его дядя Чан Сонтхэк, на протяжении двух десятилетий курировавший вопросы экономической политики, специально изучал вопрос о политической и экономической целесообразности повторения китайского опыта. Ким Чжоннам также сказал, что не остались втуне и усилия китайского руководства, которое, стремясь произвести на Ким Чжонъиля должное впечатление, неоднократно организовывало ему экскурсии по центральному Шанхаю. По словам Ким Чжоннама, его отец был вполне впечатлен тем, что увидел в городе, который стал символом и витриной китайских реформ, однако с реформами всё равно решил не связываться.

При этом Ким Чжоннам демонстрирует замечательно здравое (и циничное) отношение к идеологическим вывертам: «Когда в Северной Корее говорят о создании сильной державы, они говорят, что это должна быть держава, сильная в идеологическом, военном и экономическом отношении. Поскольку идеологию увидеть нельзя, то достаточно просто заявлять, что держава идеологически сильна – и можно считать, что она идеологически сильна. А вот экономика – это наука, основанная на цифрах».

Не имеет иллюзий Ким Чжоннам и по поводу состояния северокорейской экономики: «Когда люди живут в такой нищете, все эти разговоры о «сильном и процветающем государстве» лишены смысла». Не возлагает он и особых надежд на привлечение инвесторов в нереформированную северокорейскую экономику: «Нет ни одного человека, который бы стал инвестировать в Северную Корею, где нет ни системы, ни законодательства, которые бы обеспечивали безопасность инвестиций».

Другая горячая тема – это тема передачи власти по наследству, которая превратила Северную Корею в коммунистическую монархию (впрочем, от коммунизма и социализма в реальной Северной Корее осталось очень мало). По этому поводу Ким Чжоннам тоже занимает двойственную и, скорее всего, вполне реалистическую позицию. С одной стороны, он говорит, что сам не согласен с принципом наследования власти. Более того, Ким Чжоннам утверждает, что даже сам его отец Ким Чжонъиль изначально был против идеи наследственной передачи власти и изменил свое мнение лишь в последние годы жизни. Более того, Ким Чжоннам признаёт, что в современных условиях абсолютная монархия является не просто анахронистическим и феодальным институтом (он использовал именно эти слова), но и превращает Северную Корею в объект насмешек в глазах международного сообщества: «Сейчас, после того как прошло время феодальных династий, принцип передачи власти по наследству не может не стать объектом иронической усмешки».

В то же время Ким Чжоннам неоднократно оговаривается, что передача власти по наследству является отчасти неизбежной в северокорейских условиях, ибо население страны воспринимает ее как естественную и нормальную (хотя Ким Чжоннам не использует умное слово «легитимность», имеет он в виду именно это). Он сказал: «Северокорейское население привыкло следовать за «родом с горы Пэктусан», так что думается, что в случае появления преемника, с этим родом не связанного, может возникнуть нестабильность. …Хотя я и выступаю против передачи власти по наследству, наследование нельзя не проводить, исходя из соображений сохранения внутренней стабильности». Эта мысль в книге звучит неоднократно: при всей своей странности, причудливости и анахронистичности передача власти по наследству может иметь политический смысл, так как вносит вклад в сохранение политической стабильности в Северной Корее (а нестабильность там, как неустанно подчёркивает тот же Ким Чжоннам, опасна для всех). Именно этим Ким Чжоннам объясняет то признание и косвенную поддержку, которую оказывает наследственной передаче власти Китай: «Китай не столько поддерживает наследственную передачу власти [как таковую], сколько выражает понимание по поводу наследования, ибо заинтересован в сохранении внутриполитической стабильности в Северной Корее».

Тему стабильности Ким Чжоннам тоже поднимал неоднократно – судя по всему, он этой темой весьма озабочен, что, в свою очередь, отражает приоритеты и фобии нынешней северокорейской верхушки. Он неоднократно подчеркивал, что кризис в Северной Корее не нужен никому и что внешний мир не должен препятствовать тем мерам, которые направлены на поддержание стабильности внутри КНДР, какими бы странными эти меры не были.

Как и следовало ожидать, в книге поднимается и тема ядерного оружия. По этому вопросу Ким Чжоннам выражает поддержку ядерной политики КНДР, по сути, повторив обычный (и, в общем-то, не такой уж необоснованный) аргумент: «если всем можно, то почему нам нельзя?» Ким Чжоннам подчеркивает, что создание ядерного оружия является вполне закономерным решением в условиях той враждебности, с которой сталкивается КНДР.

Разумеется, в книге часто встаёт и вопрос о китайском факторе, обсуждается отношение КНР к корейским делам и самому Ким Чжоннаму, который вот уже почти пятнадцать лет проживает в Макао, то есть на территории, находящейся под юрисдикцией Пекина. В целом Ким Чжоннам отзывается о Китае достаточно дружелюбно, но без излишнего энтузиазма. В частности, Ким Чжоннам сказал, что Китай, дескать, не собирается без крайней необходимости вмешиваться во внутренние дела КНДР и что Китай по большому счету волнует лишь сохранение стабильности на его границах (скорее всего, именно так дело и обстоит). С другой стороны, Ким Чжоннам отмечает, что в настоящее время Китай устанавливает контроль над северокорейской экономикой: «Китайская стратегия инвестиций в Северную Корею в средне- и долгосрочном плане направлена на подчинение северокорейской экономики, и с точки зрения Северной Кореи эту стратегию приветствовать невозможно».

Эти замечания представляют особый интерес потому, что Ким Чжоннама многие считают потенциальным «пекинским кандидатом» в случае каких-то неожиданных поворотов ситуации в Северной Корее. Подразумевается, что если в Северной Корее к власти придет прокитайский режим (а такой сценарий в долгосрочной перспективе представляется достаточно вероятным), то именно Ким Чжоннам может стать формальным руководителем такого режима.

Ким Чжоннам прямо говорит, что китайские власти, с одной стороны, следят за ним, а с другой стороны, его охраняют. Впрочем, к постоянному присутствию в своем непосредственном окружении агентов разнообразных держав и всяких прочих людей в штатском Ким Чжоннам относится в самом буквальном смысле слова по-философски: «Быть объектом то ли слежки, то ли охраны – такова уж моя судьба, которую нельзя изменить. Лучше всего жить, наслаждаясь своей судьбой, если её изменить нельзя».

При этом Ким Чжоннам всячески подчеркивает, что в настоящее время он не имеет отношения к северокорейской политике. Не исключено, кстати, что и само решение выйти на контакт с иностранной прессой связано, в первую очередь, с желанием дистанцироваться от официального Пхеньяна, политику которого Ким Чжоннам, в общем, не слишком одобряет, хотя иногда, кажется, и считает неизбежным злом. В любом случае в письмах и интервью постоянно звучат замечания о том, что сам Ким Чжоннам, дескать, никакого отношения к северокорейской политике не имеет, никакого влияния на нее не оказывает и, главное, ни иметь отношения, ни оказывать влияния не желает.

Показательно, кстати, что Ким Чжоннам сказал, что за свою жизнь он ни разу не встречался со своим братом по отцу Ким Чжоныном. Это представляется весьма вероятным. Ким Чжонъиль имел несколько домов, по одному для каждой из своих подруг, так как ему совсем не улыбалась перспектива иметь дело с проблемами, которые неизбежно принесло бы неконтролируемое общение между детьми этих соперничающих женщин, а также и между самими женщинами. С другим своим братом по отцу – Ким Чжончхолем – Ким Чжоннам, по его словам, встречался несколько раз за границей.

Если верить прессе, то отношения между Ким Чжоннамом и его сводным братом крайне напряжённые. Из интервью трудно сказать, насколько эти утверждения правдивы. Очевидно, что Ким Чжоннам стремится не бросать брату вызов напрямую (что, в общем-то, вполне понятно), однако, кажется, что и особой симпатии к брату он не испытывает.

Каково же отношение к отцу, которого он всегда именует официально-уважительным термином «пучхин»? Представляется, что отца Ким Чжоннам любит и уважает, местами – даже пытается защитить его от обвинений и переложить ответственность на злых и коррумпированных чиновников. В то же время Ким Чжоннам понимает, что в действительности немалая ответственность за печальные события, происходящие у него на родине, лежит именно на отце.

Является ли появление книги сигналом того, что Ким Чжоннам решил стать самостоятельной политической фигурой? Или, наоборот, появление этой книги – свидетельство его желания отстраниться от политики и снять с себя ответственность за происходящее на родине? Ответы на эти вопросы пока остаются неизвестными. Но в любом случае выход в свет книги Ким Чжоннама – это немалое политическое событие.

Добавить в: Add to your del.icio.us del.icio.us | Digg this story Digg

Subscribe to comments feed Комментарии (0 комментариев):

всего: | отображающихся:

Оставьте комментарий comment

Пожалуйста, введите код, который Вы видите на картинке:

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Plain text Текст
Теги
Теги для этой статьи отсутствуют
Оцените статью
5.00