Главная | СТАТЬИ | Иностранец в Корее | Бизнес в Корее обернулся годом тюрьмы и потерей денег

Бизнес в Корее обернулся годом тюрьмы и потерей денег

Размер шрифта: Decrease font Enlarge font
image Шермат Шарипов (справа) рассказывает корреспонденту "СВ" Владимиру Киму о своих злоключениях

Прежде чем заняться предпринимательством в чужой стране с людьми, которые, на первый взгляд, могут казаться открытыми, честными, добродушными и вызывающими доверие, всё же хорошо подумайте и только затем принимайте окончательное решение о том, чтобы вложить свои деньги.

Шермат Шарипов из Узбекистана в Корее бывал не раз. Впервые – в 2001 году, потом – в 2003-м. В последний раз он въехал в страну 20 сентября 2008 года, о чём свидетельствует отметка в его заграничном паспорте. Причем прибыл не один, а как сопровождающий своего младшего брата Шухрата. Тот попал в аварию в Узбекистане и приехал в Корею на лечение. Вскоре Шухрат поправился и улетел обратно, а наш герой остался, решив попробовать себя на ниве предпринимательства. Результат оказался неожиданным: вместо того чтобы заниматься бизнесом и укреплять торговые связи между Кореей и странами СНГ, Шермат Шарипов просидел год в иммиграционных тюрьмах Инчхона и Хвасона, потерял около 170 миллионов вон и серьёзно подорвал здоровье. Теперь, физически находясь на свободе, он повязан обязательствами и долгами, которые, как он говорит, возникли в результате мошенничества со стороны его бывших корейских партнёров и нарушений, допущенных работниками иммиграционной службы.

Предыстория

За шесть лет до описываемых событий, в 2002 году, Шермат Шарипов, находясь в Узбекистане, официально поменял свою фамилию и стал Шерматом Джураевым. Фамилию Джураев он взял неслучайно, она является производной от имени его отца. Кроме новой фамилии никаких других изменений в паспортные данные внесено не было. Стоит отметить, что в Узбекистане, так же как и в России, поменять фамилию или имя несложно, сделать это может каждый совершеннолетний гражданин по своему желанию, исходя из личных причин и предпочтений. Под новой фамилией Шермат въехал в РК второй раз в мае 2003 года в качестве стажёра на производственном предприятии. Перед тем, как вместе с братом прилететь в Корею в последний – нынешний – раз, в сентябре 2008 года, Шермат снова сменил фамилию на первоначальную. Таким образом, Шермат Джураев вновь стал Шерматом Шариповым.

Его второе пребывание в Корее закончилось высылкой из страны. Это произошло в январе 2008 года. Когда срок визы истёк, Шермат не покинул Корею, а остался тут «нелегалом», то есть нарушил иммиграционное законодательство страны. 16 декабря 2007 года его к тому же уличили в управлении автомобилем без водительских прав. За эти нарушения он был депортирован и ему был запрещён въезд в страну в течение 5 лет. Буквально через полтора месяца Шермат получает новый заграничный паспорт уже со своей старой фамилией Шарипов, так как перед этим он вновь подал заявление на изменение фамилии. Сам герой мотивирует этот свой поступок тем, что испытывал немалые трудности при трудоустройстве у себя на родине, поскольку во всех официальных документах, подтверждающих его квалификацию, например, в дипломе о высшем образовании, значился именно Шарипов, а не Джураев. Поэтому он решил вернуть свою прежнюю фамилию. С точки зрения рядового гражданина Узбекистана, в смене имени или фамилии, пусть даже неоднократной, нет ничего криминального. Однако в нашей истории этот поступок фактически стал первопричиной всех злоключений героя.

Логично предположить, что при объявлении пятилетнего запрета на въезд в страну, последующие визиты возможны только по истечении этого срока. Шермат же на своём примере показал, что это не так, вернувшись в Корею спустя девять месяцев со дня депортации. Здравый смысл подсказывает, что иммиграционные власти, включая дипломатические представительства РК за рубежом, перед тем как выдать визу, тщательно проверят заявителя на предмет нарушения корейского законодательства. Кроме того, распространённой практикой при заполнении анкеты на выдачу визы является указание всех имён и фамилий, включая те, которые были в прошлом. Однако, судя по всему, в посольстве РК в Узбекистане в 2008 году ничего этого сделано не было. В результате бывший Шермат Джураев, нарушивший южнокорейское иммиграционное законодательство и не имевший права на въезд в Республику Корея до декабря 2010 года, прибыл в эту страну под другой фамилией в сентябре 2008 года спустя всего девять месяцев со дня депортации. Причём его приезд с точки зрения консульского отдела при посольстве РК в Узбекистане, который и выдал ему визу, является законным. Подлинность соответствующих документов на въезд в Корею подтвердили позже в и посольстве РК в Узбекистане, куда Шермат в январе этого года обратился с просьбой о помощи.

Прибыв в Корею, Шермат познакомился с двумя сотрудницами логистической компании «Хёнчжи хэун» по фамилии Квак – будем называть их Квак(I) и Квак(II). Они предложили Шермату заняться предпринимательством, пообещав, что окажут всевозможную поддержку и помощь в открытии своего дела. Знакомство произошло в ресторане «Самарканд» в Инчхоне 20 октября 2008 года. Впоследствии Квак(I) и Квак(II), которых Шермат теперь называет мошенницами, выступали в качестве посредниц по всем основным вопросам и занимались оформлением документов, регистрацией компании, поиском и арендой офиса, заполнением товарных накладных, выпиской товарных счетов. Бóльшая часть денежных операций, совершённых Шерматом, связана с обеими Квак и компанией «Хёнчжи хэун», в которой они работали. Отметим еще, что, по мнению Шермата, Квак(I) и Квак(II) узнали о его прежних визитах в Корею, в том числе под разными фамилиями, из разговоров с другими посетителями «Самарканда». Шермат уверен, что впоследствии мошенницы воспользовались этой информацией, чтобы отправить его за решётку.

Суть дела

Итак, Шермат Шарипов решил заняться в Корее предпринимательством. У него, однако, не было на то нужной визы, ведь он прибыл в страну по туристической визе в качестве сопровождающего своего брата. Квак(I) сказала Шермату, что на оформление для него визы D-8 (виза для инвесторов, позволяющая заниматься предпринимательством) требуется 10 тысяч долларов наличными. Шермат передал Квак(II) эти деньги в присутствии свидетеля, друга Шермата из Узбекистана по имени Тонёр. Далее наш герой принялся усердно выполнять все необходимые условия для получения инвесторской визы. Для этого 6 ноября 2008 года он подал заявление на иностранные инвестиции в Корею в отделении Korea Exchange Bank (КЕВ), а 19 ноября на счёт, открытый им в КЕВ, поступил денежный перевод на сумму почти 46 тысяч долларов из Киргизии. Затем начались поиски офисного помещения и его аренда. Впоследствии выяснилось, что договор на аренду был оформлен Квак(I) и Квак(II) по поддельным документам.

24 ноября 2008 года компанию Шермата зарегистрировали, так началась его недолгая и полная злоключений предпринимательская деятельность. 2 декабря он выплатил 4 миллиона вон в качестве залога за офисное помещение. Одновременно с этим он обзавёлся необходимой оргтехникой и автомобилем «Киа Соул». Квак(I) и Квак(II) оформили документы о проживании Шермата – якобы он стал снимать жильё в доме Квак(II) на условиях ежемесячной арендной платы 400 тысяч вон и залога 3 миллиона вон. При этом Шермат там никогда не жил и о существовании этих документов не знал до своего выхода из тюрьмы. 8 декабря он выплатил 20 миллионов вон в качестве залога за то, что его партнёр из Узбекистана, прибывший в Корею по деловым вопросам, не задержится в стране больше положенного и вылетит в срок. С тех пор Шермат этих денег не видел. 11 декабря 2008 года он получает лицензию на ведение предпринимательской деятельности в качестве директора компании «Азиза», которая занимается внешнеторговыми операциями. На следующий день Квак(I) выписала счёт на сумму 25 тысяч долларов, а также заполнила таможенную декларацию на отправку автомобильных запчастей в Таджикистан. Документы были заполнены ею с использованием данных, которые Шермат указывал в заявлении на выдачу визы для инвесторов. Поскольку оформлением визы от имени Шермата занималась Квак(I), необходимые сведения были у неё на руках. Экспортные декларации, которые она заполняла, были чистой формальностью, так как товар так и не был погружен и отправлен, причём, по мнению героя этой статьи, с самого начала всё это было сделано преднамеренно.

За короткий период существования всего этого «бизнеса» было потрачено около 170 миллионов вон, а сам предприниматель при этом остался без дома в Узбекистане, деньги с продажи которого также пошли в «дело». Ради них Шермат и находится до сих пор в Корее. Он говорит, что не может вернуться на родину, не получив назад хотя бы часть потерянных средств.

14 мая 2009 года в 14 часов 48 минут Шермату позвонили и вызвали его в иммиграционную службу города Инчхона. Когда он пришёл туда, он ещё не знал, что проведёт в иммиграционной тюрьме почти год. Там ему сказали приостановить предпринимательскую деятельность, обвинили в нелегальном въезде и нахождении на территории Кореи по поддельному паспорту, а также в нарушении пятилетнего запрета на въезд в страну. Любопытно, что ровно через три минуты после звонка из иммиграционной службы, в 14 часов 51 минуту ему позвонила Квак(II) и предложила встретиться вечером того же дня. Встреча не состоялась. Все последующие звонки и сообщения Шермата игнорировались.

На момент задержания у Шермата Шарипова из всех вещей был только сотовый телефон. По его словам, согласно корейскому иммиграционному законодательству, власти не имеют права просто так держать иностранца в иммиграционной тюрьме более 48 часов. По истечении двух суток задержанный может быть оставлен в иммиграционной тюрьме ещё на 10 дней, но при условии, что в отношении него начнётся расследование. Как утверждает Шермат, ни расследования, ни суда не было, а все его обращения к работникам иммиграционной службы игнорировались. Ему также отказали в просьбе ознакомиться с документами, подделанными, по его версии, компанией «Хёнчжи хэун» и ее сотрудницами Квак(I) с Квак(II). Всё, что слышал Шермат, это наставления покинуть Корею. Один из тюремных инспекторов по имени Син Тхэсу как-то даже сказал ему: «Тебя даже президент не освободит. Отправляйся отсюда подальше».

Через месяц Шермата переводят из инчхонской тюрьмы в аналогичное заведение в Хвасоне. 15 сентября он заполняет заявление о банкротстве компании «Азиза», директором которой являлся, а в октябре его снова переводят в центр для задержания иностранцев в Инчхоне. Из-за предельного нервного перенапряжения он не мог принимать пищу в течение 40 дней, в результате чего сильно ослабел и подорвал здоровье. В декабре 2009 года Шермат впервые встретился с двумя сотрудниками полиции из Центрального полицейского управления города Инчхона. Прежде чем Шермат попросил тюремного инспектора Син Тхэсу выйти и оставить его наедине со стражами порядка, Син сказал Шарипову: «Тебя всё равно не выпустят, так что не пытайся даже обращаться в полицию». Оставшись наедине с заключённым, полицейский Пак Квансоп сказал, что, находясь в центре задержания иностранцев, Шермат не может обратиться в суд, так что сначала нужно добиться временного освобождения. Шермата переполняло чувствами презрения и отчаяния, когда спустя неделю после его встречи с полицейским, четверо работников тюрьмы со словами «отправляйся отсюда домой» надели на него наручники и поместили в одиночную камеру.

В тюрьме Шермату пытался помочь адвокат, который впоследствии инициировал судебное разбирательство. В январе 2010 года Шермат узнаёт, что для рассмотрения его дела по гражданскому процессу сначала нужно уплатить в окружном суде Инчхона 360 тысяч вон. Однако, как утверждает герой статьи, тюремные инспекторы, сговорившись, не дали ему этого сделать. В результате ему пришлось звонить и обращаться за помощью в Центральное полицейское управление Инчхона и Генеральную прокуратуру РК. 17 апреля 2010 года Шермат потерял сознание от слабости и сильного головокружения. Тюремный врач поставил ему диагноз нервного расстройства.

22 апреля 2010 года Шермат наконец добился временного освобождения из тюрьмы. Основанием для этого послужило инициированное его адвокатом судебное разбирательство, а также опасения иммигранционщиков по поводу ухудшения здоровья Шермата. Спустя неделю ему наконец дали возможность ознакомиться с документами из иммиграционной службы и таможни, бóльшая часть из которых, как убеждён Шермат, сфальсифицирована. Сумма фальшивых налоговых квитанций доходит до ста семидесяти миллионов вон. Среди них, например, есть товарная накладная на сумму 25 тысяч долларов, где заказчиком и покупателем выступает Шермат. Согласно этому документу, дата оформления заказа – 24 июня 2008 года, что не может быть правдой, ведь дата въезда Шермата в страну, как отмечено в его паспорте, 20 сентября 2008 года.

Своё удержание в тюрьме Шермат называет незаконным. И его позиция отнюдь не беспочвенна: 4 месяца за решёткой в Хвасоне и больше 7 месяцев неволи в Инчхоне – сроки необычайно длинные даже с учётом строгости корейского иммиграционного законодательства.

Шермат Шарипов имеет на руках массу документов, в том числе бесспорно, по его мнению, поддельных, составленных с явными нарушениями и ошибками. Это вселяет в него уверенность в необходимости отстаивать свою правоту до конца. Следует отметить, что пока он сидел в тюрьме, его «деловых партнёров» Квак(I) и Квак(II) задержали по подозрению в мошенничестве. По его словам, своей противозаконной мошеннической деятельностью они занимались неоднократно, и жертвами их становились не только иностранцы, но и граждане Кореи. В настоящее время Шермат вовлечён в судебное разбирательство с обеими Квак, однако чем оно закончится и получит ли он с них хоть какие-то деньги, пока не ясно.

Шермат считает себя пострадавшим от произвола властей и жульничества. Сейчас он находится в Корее на основании специального разрешения, выданного ему иммиграционными органами. При этом ему запрещено осуществлять любую коммерческую деятельность, и каждый месяц необходимо отчитываться в своих действиях, передвижениях и будущих намерениях перед работниками иммиграционной службы, причастными к его годичному удержанию в тюрьме. Разрешение действительно только три месяца и каждый раз, когда этот срок истекает, Шермату необходимо его продлевать.

Шермат Шарипов обращался за помощью в многочисленные организации и учреждения. Среди них посольство Узбекистана в РК, которое, по словам Шермата, ходатайствовало о его освобождении из тюремного заключения; прокуратура, центр по правам человека. Если ему не удастся возместить убытки, понесённые в результате деятельности мошенников, с подачи которых он провёл год в заключении, Шермат готов судиться и с иммиграционной службой за неоднократные нарушения правил и сроков содержания в неволе и, таким образом, возместить хотя бы часть морального и материального ущерба. По словам самого героя, занявшись предпринимательством, он руководствовался интересами развития торговых отношений между Кореей и странами СНГ, а в результате оказался без вины виноватым. Не стоит забывать, что, находясь в тюрьме, Шермат неоднократно испытывал шоковые и обморочные состояния, что расценивается как причинение вреда здоровью, что также зафиксировано документально. Без денег и фактически без жилья Шермат Шарипов не спешит отчаиваться и намерен довести свою борьбу до конца.

Мораль

Автор данной статьи уверен, что историй, так или иначе напоминающих ту, что произошла с Шерматом Шариповым, происходит в Корее немало, но, к сожалению, чужие ошибки никого не учат. Прежде чем заняться предпринимательством в чужой стране с людьми, которые, на первый взгляд, могут казаться открытыми, честными, добродушными и вызывающими доверие, всё же хорошо подумайте и только затем принимайте окончательное решение о том, чтобы вложить свои деньги. Иногда, как в случае с Шерматом Шариповым, вы рискуете не только деньгами, но и здоровьем, спокойствием родных и близких.

Добавить в: Add to your del.icio.us del.icio.us | Digg this story Digg

Subscribe to comments feed Комментарии (12 комментариев):

jamal написал 03/05/2011 03:42:35
avatar
etomu deju kto nibud pastavit kanes,kak eti kareysi kidayut biznesmenov.
Thumbs Up Thumbs Down
-5
Бродяга написал 07/07/2011 07:14:40
avatar
Ни чего не понятно. Куча бессвязных слов... И много вопросов по теме. На каком языке общался Шарипов с аферистками в кабаке Самарканд? Уж не куйлюкские это аферистки? Потом инченская иммигрешка это пересыльная тюрьма, там долго не держат, оформляют бумаги и везут в тюрягу где-то под Сувоном. В одиночку сажают особо буйных. Охрана состоит из пенсионеров, лет за 60 им это точно. Каждое воскресенье приходят церковные служители и спрашивают есть у кого притензии к содержанию или нет. За время моего срока были сотрудники из общественной организации (по взгляду на чекистов похожи) раздают анонимные анкеты и ведут беседы один на один. Можно наговорить им что угодно...
Вывод: это соло на бояне!
Из иммиграционной тюрьмы одна дорога домой!
Thumbs Up Thumbs Down
-2
Seoul Herald написал 20/07/2011 02:36:23
avatar
Мне всё понятно :)

"На каком языке общался Шарипов с аферистками в кабаке Самарканд?"

На корейском?

"Потом инченская иммигрешка это пересыльная тюрьма, там долго не держат, оформляют бумаги и везут в тюрягу где-то под Сувоном.... Из иммиграционной тюрьмы одна дорога домой!"

Случаи бывают разные. И самые "разные" они бывают тогда, когда по вашей инициативе идет какое-то судебное разбирательство, из-за чего вас не могут депортировать.

"Охрана состоит из пенсионеров, лет за 60 им это точно."

Я там был один раз. В качестве посетителя. И могу засвидетельствовать, что это не так. :) Есть и вполне молодые парни в охране.

Так что выводы делать рано.
Thumbs Up Thumbs Down
1
Vladislav Ten написал 12/08/2011 13:16:03
avatar
слышь Жамал а разве у вас наших корейцев нежмут а за хер собачий деньги и имущество неотбирают под разного рода причинам: как то же самый зеромакс, Лим Д.Д. корейцы мы и мои предки жившие в Узбекистане осваивали болота для того что бы вы хлопок там сеяли, а если вы на законы забили и страх потеряли так так вам и надо.
1. он нарушил срок пребывания, как обычно по вашему х... положил,
2. подделка документов.
и после этого он обвиняет эмиграционную службу в том что его помяли.
70 % узбеков работают в РК и при этом на достойном уровне содержат свои семьи в Узбекистане. РК дает вам возможность несдохнуть с голода, а выше благодарность все что описана выше по словам шарипа. и после этого вы еще чем то недовольны если РК прикроет рабочие визы для лиц Уз.
Я люблю Узбекситан но из-за того что вы там наделали нам пришлось покинуть свои родные дома и земли которые создавали для нас наши отцы и деды...
Thumbs Up Thumbs Down
7
Seoul Herald написал 20/08/2011 12:14:19
avatar
Владислав, я ваш камент отредактировал. В следующий раз, если повторится, сотру. По сути камента скажу только, что он о чем-то о вашем, наболевшем. Но при чем тут герой статьи, не очень понятно.
Thumbs Up Thumbs Down
-1
Александр написал 02/11/2011 08:18:21
avatar
Очень сильно смахивает на жалобу обложавшегося уголовника. Человек 4 раза менял документы, чтоб обманывать корейские власти, и наверняка приехал сюда, изначально, чтоб заниматься кидаловом, и назад он не рвётся лишь потому, что там с него спросят за его поступки. Куда ему деваться? Остаётся рассказывать такие истории в надежде, что оставят при развитом капитализме. А вообще, при выдаче корейских виз в странах СНГ, нужно, чтоб консульство делало официальный запрос в МВД, с просьбой предоставить информацию о судимостях и ведущихся расследованиях заявителя. Я сам не хожу в Самарканд и ему подобныее заведенияя лишь потому, что уже встречал там соотечественником, которые на родине значатся в федеральном розыске!
Thumbs Up Thumbs Down
6
касабланка написал 12/09/2012 13:24:16
avatar
мдаа. эта статья в очередной раз доказывает, что и уголовника можно сделать белым пушистым, и безгрешным. как будто мы поверили в то, что он изменял фамилию по другим причинам чем вьехать в корею нарушая корейские законы. любой, кто читает эту статью, зададитесь вопросом, хотели бы вы чтобы какой то иностранец нарушал законы вашей страны? конечно нет. а более того, каждый хочет, чтобы такой человек не имел возможности нарушать законы своей страны. у узбеков такая поговорка есть, примерный смысл: "гость приходит и уходит. если не ушёл вовремя, он наглеет, потом забирает твою жену, потом твой дом, потом выгонит тебя из дома". этот наглый человек постарался всячески обойти законы кореи, растаптывал их. теперь очередь законов проучить его. пусть будет так с каждым кто посмеет.
Thumbs Up Thumbs Down
1
нелегал написал 29/10/2012 17:52:44
avatar
Не смотря на дату всех написанных сообщений не могу не рассказать похожей истории,только в роли потерпевшего хангук. Он в Киргизии имел текстильный бизнес с оборотом 1,5 миллиона $. В один прекрасный день а точнее в не прекрасный день к нему пришли с финполиции и заявили что он не имеет права заниматься торговлей в данной стране и это заявление сделанно властями страны которая одна из первых залезла в ВТО. Помучили,сняли денег, отпустили. Но расслабление не долго длилось, в спорные вопросы стали вмешиваться менты и бандиты. В конечном результате его раскулачили настолько что он даже не знал на какие деньги ехать домой. И он рад был на том....могло быть и хуже,когда у нас средь белого дня стреляют в депутатов, в наглую забирают частные обьекты как пансионат Витязь, когда бывший премьер министр О.Бабанов каким то не понятным путем забирает у Хана нефтеперабатывающий завод. Когда Цоя.В Бакиев упрятал в тюрьму за законный выпуск гражданских паспортов и за несколько миллион отпускает . И при Акаеве 2002 году в тюряги посидеть успел главный редактор газеты Вечерний Бишкек А.Ким. Такими эпизодами и душераздирающими историями я могу весь Сеульский Вестник заполнить ...я это все к чему, а к тому что тот самый хангук сейчас сидит у себя в Пусане, работает за полтора милиона вонючих, на большое здоровья не хватает. И никуда не пишет, потому что понимает все произошедшее с ним это не какой то частный случай, и не обман двух местных аферистов,это пресинг с более высокого уровня. Рейдерство на уровне правительства. У вас же в Узбекистане дела обстоят еще хуже, я жил в Ташкенте, в Каршах и Касане. И часто бывал в Чирчике не подалеку от Ташкента, там хангук открыл фабрику по производству х/б ткани.
Я помню когда моя мама торговала семечками, подходили местные ,брали мешок и бросали в лужу со словами ежайте к себе в Корею но мы молча терпели, и никогда публично не афишировали свои обиды . У вас же недавно бежал из страны милионер Лим или Ли, не помню точно,директор какого то базара в Ташкенте ...
Не подумайте что я злорадствую, просто хочу сказать что везде хватает "кидалова " и унижений но где то этого настолько много что невольно задумываешься о смене Родины....
Thumbs Up Thumbs Down
6
не узбек написал 18/03/2016 07:26:41
avatar
узбеки - это скот. ублюдки и отморозки.
Thumbs Up Thumbs Down
2
Валерий написал 18/05/2016 13:20:36
avatar
Двадцать лет работаю с корней.Корейцы кидали два раза первый раз в самом начале на 5000уе,второй в 2013г.на 55000уе.Занимался поставкой автомобилей в Россию сделал для себя вывод нельзя связываться с несостоятельными партнёрами.Но как это определить? Снова нашли,такого чудака,который не может найти 14000$,чтобы оплатить пошлину и расходы в порту.Тему разработал я прибыль на корейской стороне в два раза выше чем у нас.Я два года потратил на то чтобы получить лицензию а этот идиот перед самым началом работы покупает авто 60000$.А еще он сильно бухает,как все корейцы.Ребята не лезте вы туда работайте у себя дома.
Thumbs Up Thumbs Down
0
1 2 next всего: 12 | отображающихся: 1 - 10

Оставьте комментарий comment

Пожалуйста, введите код, который Вы видите на картинке:

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Plain text Текст
Теги
Теги для этой статьи отсутствуют
Оцените статью
3.00