Главная | СТАТЬИ | Мнение эксперта | Конь о четырех ногах, да и тот спотыкается

Конь о четырех ногах, да и тот спотыкается

Размер шрифта: Decrease font Enlarge font

Как известно, последние год-полтора на Корейском полуострове выдались на редкость бурными - по крайней мере постольку, поскольку речь идёт о межкорейских отношениях и об отношениях Пхеньяна с Вашингтоном.

Как известно, последние год-полтора на Корейском полуострове выдались на редкость бурными – по крайней мере постольку, поскольку речь идёт о межкорейских отношениях и об отношениях Пхеньяна с Вашингтоном.

На протяжении прошлого года Северная Корея провела новое ядерное испытание (удачно), запустила то ли межконтинентальную ракету, то ли спутник (неудачно), неоднократно заявляла, что США нападут на нее в ближайшие недели и официально вышла из режима перемирия, фактически объявив таким образом войну США (чего в Вашингтоне просто не заметили), а также выступила с бессчетным количеством воинственных заявлений разного характера. В отношениях двух корейских государств дела обстояли ничуть не менее драматично: в 2008 г. прекратились туры в Кэсон и Кымган, и таким образом были закрыты два из трёх основных проектов межкорейского сотрудничества. Судьба третьего проекта – Кэсонской промышленной зоны – тоже несколько раз казалась весьма неопределённой: Северная Корея угрожала закрыть и её, если Сеул не пойдёт на уступки. Вдобавок, Пхеньян в одностороннем порядке ограничил въезд южнокорейских специалистов и приостановил все официальные контакты с южнокорейскими властями, обвинив тех, как водится, в подготовке агрессии против КНДР. На пике кризиса в зарубежной (в том числе и российской) печати стали регулярно появляться статьи о том, что «Корейский полуостров находится на грани войны», а попытки специалистов – включая и автора этих строк – объяснить, что всё происходящее является лишь дипломатическим спектаклем, не имели особого успеха.

В августе, впрочем, ситуация изменилась, причём изменения эти были весьма резкими. Вместо воинственных жестов Пхеньян стал делать жесты примирительные. Были отправлены домой две американские журналистки, которые имели глупость пересечь пограничную реку, оказались в Северной Корее и были приговорены там к 12 годам тюремного заключения, антиамериканская пропаганда, ещё недавно достигавшая небывалой интенсивности, была свёрнута, а Пхеньян стал призывать к возобновлению переговоров с США. Одновременно с этим была восстановлена нормальная работа Кэсонской зоны, а в октябре в северокорейских газетах появились призывы возродить и два других проекта экономического сотрудничества.

Причина всего произошедшего была, в общем-то, ясна с самого начала: северокорейские дипломаты в очередной раз разыгрывали ту комбинацию, к которой они прибегают, когда подозревают, что существуют возможности получения дополнительной экономической помощи и политических уступок или же когда недовольны поведением своих иностранных партнёров. Комбинация эта проводится в три этапа. На первом этапе Пхеньян начинает нагнетать напряжённость, изо всех сил создавая очередной «опасный кризис на Корейском полуострове». В ход идут воинственные заявления, пуски ракет, а в последнее время – и ядерные взрывы. Когда напряжённость достигает такого уровня, что все заинтересованные стороны начинают испытывать нервозность, а газеты – писать о том, что «Корейский полуостров находиться на грани войны», Пхеньян предлагает начать переговоры. В ходе этих переговоров он старается добиться максимальных уступок, которые, по сути, являются компенсацией за согласие Пхеньяна более не создавать проблем и восстановить тот status quo, который существовал до начала кризиса, самим же Пхеньяном и созданным.

Я не хочу быть моралистом (в конце концов, вся дипломатия – это, по определению, «путь обмана»), и не могу не выразить восхищения тем блеском, с которым все эти комбинации разыгрывались. Однако не исключено, что на этот раз северокорейцы допустили ошибку, и что их традиционная тактика на этот раз не сработает.

Вообще-то, в сложившейся ситуации сама по себе идея использовать традиционную тактику была, возможно, и здравой. Проблема заключалась в том, что, во-первых, на стадии нагнетания напряжённости северокорейцы существенно переиграли, а во-вторых, уступки, на которые они пошли, оказались слишком поспешными. Иначе говоря, сначала в Пхеньяне с излишней яростью нагнетали напряжённость, а потом с излишней поспешностью пошли на попятный. В результате проблемы, как представляется, создались и в отношениях с Вашингтоном, и в отношениях с Сеулом.

Начнём с США. В принципе, понятно, по каким причинам руководство КНДР решило разыграть спектакль на обычную тему «мы тут все абсолютно непредсказуемые, и ужасно опасные». Администрация Обамы в целом относительно спокойно относится к КНДР, но интерес к корейской проблеме у нового хозяина Белого дома ниже, чем у его предшественников – а соответственно, и ниже готовность платить Пхеньяну всякие отступные и предоставлять ему разнообразную помощь, к которой Северная Корея привыкла и от которой немало зависит. Об этой смене вашингтонских настроений в Пхеньяне было известно уже с конца прошлого года.

Однако исключительная воинственность Пхеньяна привела к неожиданному результату. В результате кризиса последних месяцев в американском истеблишменте сейчас не осталось людей, которые считают, что КНДР может в принципе отказаться от ядерного оружия. Это – серьёзное изменение вашингтонских настроений. Дело в том, что до прошлого года значительная часть американских дипломатов и политиков действительно надеялась на то, что КНДР со временем полностью откажется от своей ядерной программы, последовав примеру Ливии или ЮАР. Конечно, такие надежды были полнейшей утопией, однако до недавнего времени они разделялись очень многими. Сейчас в американском истэблишменте так уже не думает практически никто.

С точки зрения КНДР, это изменение настроений является неприятной новостью. Дело в том, что американцы были готовы идти на серьёзные уступки КНДР и оказывать ей значительную материальную помощь именно потому, что надеялись, что таким образом им удастся убедить Ким Чен Ира отказаться от ядерного оружия. Если в США наконец поймут, что надежды на ядерное разоружения нет (а её, вообще-то, действительно нет), то исчезнет главный мотив для того, чтобы предоставлять КНДР значительную помощь. Это не означает, что американцы не будут вести переговоров с Пхеньяном (переговоры будут продолжаться), это даже не означает того, что американская помощь Северной Корее будет полностью свёрнута — что-то отгружаться будет, однако в небольших количествах и, скажем так, на общих основаниях.

В общем, контуры нового американского подхода уже видны. Американцы выражают своё согласие вести переговоры, но при этом начинать переговоры совсем не спешат. Только в середине ноября, после многочисленных задержек, они согласились отправить в Пхеньян Босворта, специального представителя по переговорам с Северной Кореей. Однако не ясно, к чему приведёт его визит. Скорее всего, северокорейских дипломатов ждёт разочарование: заокеанский гость окажется не слишком сговорчивым и не слишком щедрым. Поскольку американцы осознали, что главная для их проблема – проблема полного ядерного разоружения Северной Кореи – в принципе неразрешима, у них нет причин торопиться, равно как нет и оснований для того, чтобы проявлять в отношениях с Северной Кореей излишнюю щедрость.

Похожие проблемы возникли и в отношениях с Южной Кореей. Впрочем, здесь негативное влияние оказала не столько вся показная воинственность, которую Пхеньян проявлял на протяжении последнего года, сколько неожиданная капитуляция по всем пунктам, которая случилась в августе 2009 г.

Как можно предполагать, северокорейское руководство изначально рассчитывало на то, что угроза закрытия межкорейских проектов вызовет в южнокорейском обществе серьёзное недовольство политикой Ли Мён Бака. Кстати, эта политика, равно как и политика Обамы, не является такой уж резко антипхеньянской: Ли Мён Бак с самого начала заявил, что не будет расширять сотрудничество с Севером, если Север не пойдёт на уступки в ряде вопросов, но при этом он недвусмысленно дал понять, что все существовавшие на момент его избрания проекты будут сохранены. Однако расчёты пхеньянских аналитиков не оправдались. Конечно, в Южной Корее многие сейчас недовольны Ли Мён Баком, но отнюдь не из-за северокорейских проблем, которые в Сеуле, честно говоря, вообще мало кого волнуют. Кэсонская промышленная зона, которую северокорейцы попытались использовать как рычаг политического давления, является политически маргинальным проектом, в котором не задействованы ни серьёзные интересы, ни серьёзные лица. Работает в Зоне только мелкий и средний бизнес, причём масштабы всей этой деятельности мизерны по меркам южнокорейской экономики. Пхеньян обнаружил, что его расчёты не оправдываются, и в августе неожиданно снял все те требования, на которых он с такой яростью настаивал на протяжении предшествующего года.

Кажется, что эта поспешность в изменении курса и стала главной ошибкой Пхеньяна («ошибкой» с точки зрения правящей верхушки, конечно). Дело в том, что на весь северокорейский шум, гам, выкрики и угрозы, правительство Ли Мён Бака ответило, в общем, спокойным равнодушием, которое лишь изредка сочеталось с (не всегда уместными) ответными выпадами чисто словесного характера. После того, как в конце августа Северная Корея фактически пошла на одностороннюю дипломатическую капитуляцию, южнокорейские правые пришли к вполне предсказуемому выводу: жёсткость и бескомпромиссность является единственной тактикой, которая работает в отношении Пхеньяна. Сейчас наиболее ястребиная часть южнокорейского истеблишмента чувствуют себя победителями – и требует ещё большей жёсткости в отношении Севера. В результате создаётся впечатление, что и сам Ли Мён Бак, который до недавнего времени был настроен не слишком жёстко, тоже сдвигается в сторону более ястребиного подхода. Понятно, что Пхеньян, который организовал весь кризис именно для того, чтобы увеличить масштабы поступающей с Юга экономической помощи, не может радоваться такому повороту дел. При этом винить пхеньянским дипломатам нужно только себя: проблемы были созданы их излишней поспешностью. Пхеньяну надо было снимать оказавшиеся неэффективными требования поэтапно, растянув весь процесс где-нибудь на полгода, и при этом получив от южан хоть символические мини-уступки.

Короче говоря, создаётся впечатление, что северокорейские дипломаты не смогли правильно оценить ту ситуацию, которая существует в обществах-донорах, обществах, из которых они регулярно выдавливают столь необходимые им экономическую помощь и политические уступки. У меня, впрочем, нет особых сомнений в том, что эти ошибки они примут во внимание.

Добавить в: Add to your del.icio.us del.icio.us | Digg this story Digg

Subscribe to comments feed Комментарии (1 комментариев):

Donald Jr McCartney написал 20/06/2016 02:11:09
avatar
Thank you for the sharing, it is a great post, find more stylish replica Celine Bags, replica Hermes Bags, replica Givenchy Pandora, and more replica designer bags at http://smartbuyfashion.com/.
Thumbs Up Thumbs Down
0
всего: 1 | отображающихся: 1 - 1

Оставьте комментарий comment

Пожалуйста, введите код, который Вы видите на картинке:

  • email Отправить другу
  • print Версия для печати
  • Plain text Текст
Теги
Теги для этой статьи отсутствуют
Оцените статью
0